4467aa3ab40db27f7ec9b517b5bfc9a400097a4d_1024

Близкие 35-летнего екатеринбуржца Евгения Широкова не могут поверить, что после простой, как говорили врачи, операции он так и не пришел в себя. Молодой мужчина умер в феврале в 14-й горбольнице, и теперь семья добивается наказания для врачей.

— Переживаем, что наше дело замнут, — рассказывает мама Евгения Марина Анатольевна. — А виновные не будут наказаны. Последнее время из-за врачебных ошибок гибнет много людей, а врачи ходят безнаказанно и продолжают калечить судьбы людей. Так и произошло с моим сыном. Молодой, 35-летний, веселый и жизнерадостный человек, спортсмен, не курящий, не пьющий, подающий огромные надежды… И вмиг все рухнуло.

Кто виноват в гибели молодого мужчины, сейчас выясняет следственный комитет. Как рассказал Е1.RU руководитель Следственного отдела по Орджоникидзевскому району Игорь Юдин, по данному факту на прошлой неделе было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

— Мы возбудили уголовно

Девушка Евгения Юлия рассказала, что все началось в январе этого года, когда Женю на скорой привезли в 14-ю больницу из-за непроходимости пищевода.

 

— В августе мы стали замечать, что Женя начал худеть, но никаких болей не было. Но как мужчину загонишь в больницу? С трудом. Он пошел на диагностику в частную клинику, сдал анализы. Но ничего страшного в диагнозах не было, — рассказывает Юлия. — В заключении написано «хронический гастрит, язвенная болезнь в стадии рубцовой деформации, полип желчного пузыря».

 

Жене прописали лечение и попросили соблюдать режим питания: есть маленькими порциями и в одно и то же время. Но после новогодних праздников ситуация ухудшилась. Пища не проходила, хотя болей не было. По словам родных, скорая 2 января не стала забирать Евгения, так как у него «нет болей». Со второй попытки, 4 января, пациента госпитализировали.

 

— С 4 по 9 января он лежал в отделении хирургии. В этот период никакое лечение и обследование не проводились, так как врачи находились на праздничных выходных. Ставили просто капельницы. 9 января пришел врач и сказал, что будем готовиться к лапароскопии, — рассказывает Юлия. — Врач обнадежил, что на четвертый день после таких операций выписывают, что подобные операции чуть ли не каждый день проводятся.


е дело, сейчас расследуем. Назначена комплексная экспертиза. Будем давать оценку правильности оказанного лечения. Пока конкретного обвиняемого в деле нет, — добавил Игорь Юдин.

17 января лечащий врач сообщил родным, что операция прошла успешно. Но Женя все время жаловался на усиливающиеся боли в области живота. По словам Юлии, врачи говорили, что Женя просто ленится ходить, а ему надо больше двигаться.

 

— Потом боль стала отдавать в ключицу. Жене стали ставить антибиотики. Может, тогда врачи уже заподозрили что-то неладное. Ему становилось все хуже и хуже. Мы стали бить тревогу, спрашивали у врача: может, нам докупить какие-то препараты? Но был ответ, что ничего не надо. Нам говорят, что готовят Женю к выписке, а в один из дней он просто с кровати не встал, — вспоминает Юля. — Со слезами на глазах говорил: «Я не могу».

 

20 января врачебный консилиум принял решение о повторной операции. На ней выяснилось, что внутренние швы разошлись, вся пища из пищевода поступала в брюшную полость. Из-за этого начался перитонит, затем сепсис. Женя находился на искусственной вентиляции легких.

 

— С этого дня начался ад. Поначалу нас даже в реанимацию не пускали. 20, 22 и 24 января шли операции по чистке брюшной полости. Нас успокаивали, что все внутри почистили. 27-го числа Женю срочно прооперировали из-за открывшегося внутреннего кровотечения. Во время операции он потерял около 2 литров [крови], была удалена селезенка, — рассказывает девушка. — Прошло переливание крови. Он лежал в полубредовом состоянии… Все это сопровождалось пневмонией. Отек легких часто встречается у лежачих больных.

6 и 7 февраля врачи не разрешили родным посетить Евгения. Вечером 7 февраля его не стало. В свидетельстве о смерти значилось, что причиной стало заражение крови.

— Как могло так получиться, что Евгений пришел в больницу с непроходимостью пищи в пищевод, а умер от заражения крови? Почему на наши вопросы, проводилась ли такая операция в вашей больнице, мы получали ответы — да, конечно, вы не единственные? А во время беседы с завотделением выяснилось, что это очень редкие операции, которые проводятся чуть ли не раз в год. Больше всего поразила фраза врача, что «если бы можно было повернуть время назад, они бы пошли другим путем». Нужно было установить протез-расширитель в кишку. Но мы об этом потом узнали. Как нам теперь повернуть время? Кто вернет нам сына, отца, брата, любимого, друга, товарища, — не могут успокоиться родные Евгения.

У Жени осталась дочка 

Мама и девушка Евгения обратились в Министерство здравоохранения и Горздрав, в прокуратуру, Следственный комитет Москвы, отправили письмо на имя президента.

— Со всех сторон мы слышим, что это все нереально, что все это будет безрезультатно. А мы верим, что правда и справедливость на нашей стороне. У нас забрали нашего родного человека. Да, мы Женю не вернём, но, может быть, тем самым кому-нибудь удастся спасти жизнь. Таким врачам не место в больнице. Пришел с одной болячкой, а по итогу мы его оттуда вынесли, — говорят родные.

В самой больнице в официальном ответе указали, что вины врачей в случившемся нет, что помощь пациенту оказали своевременно.

В Горздраве Е1.RU уточнили, что пока проводится проверка:

— В каждом случае летальности в стационаре Управлением здравоохранения проводится всесторонняя проверка. Из больницы запрошена вся медицинская документация, и после получения патологоанатомического заключения комиссия продолжит работу. Поскольку у нас нет разрешения от родственников пациента на разглашение врачебной тайны, о диагнозе пациента и операции мы ничего сообщить не можем.